lornalin
Тот, кто меня опоясал на битву, небесное воинство вел! ©
Начнем с самолюбования, собственно, ради него все это и писалось.

Меня зовут Орест Финдли-Фингол Лонгботтом. Если запомните и выговорите среднее имя, исполню ваше желание. Шутка.
Сестренка зовет меня Эсти, братья иногда — Эст. Но вы знаете об этом лишь в том случае, если мы довольно близкие родственники и вы вхожи в непубличную жизнь семьи. В этом случае прозвища кажутся вам забавными, но вряд ли вы прибегаете к ним. Орест и Орест.
Преподаватели еще могут помнить, как школьный друзья звали меня Фин. Ну вдруг?

Я чистокровный волшебник из старинной шотландской семьи. О том, что мой предок общался с вейлами и леприконами, известно с начала XI века, а вот был ли он уже тогда магом — об этом история умалчивает. Вот его племянник был, но об этом лучше читать в истории семьи ниже.

Родился 5 ноября 1918 (Скорпион). Обитался в Перте, Лондоне и частенько — у родственников в Берлине.
Закончил Хогвартс (Гриффиндор). Учился там в 1930-1937 г.г.
С третьего курса был загонщиком в факультетской квиддичной команде, с пятого - капитаном там же. Даже Кубок выигрывал с ребятами.

С четвертого курса состоял в Дуэльном Клубе. В конце пятого курса забрасывал, вернулся в середине шестого. Что я там забыл при общей раздолбайности — не очень понятно. Я же сразу всем говорил, что буду играть в квиддич, но так вышло. Некоторые обвиняли во всем любовь, только вот мнения этих некоторых не сошлись. Одни говорили во всем виноват брат девушки, на которую я глаз положил, другие — профессор Эйвери :D
Еще поговаривали, что я встречаюсь с Дженнифер Сильверстоун, гриффиндоркой курса на год младше. Как-то на старших курсах нас застукали в коридорах далеко за полночь с метлами. В общем, скандал был ого-го! Только ленивый потом нам косточки не перемыл, а мне так еще и от домашних по полной программе досталось...

После выпуска — загонщик команды «Montrose Magpies» Британско-ирландской лиги квиддича (сезон 1937-1938 года – II состав; с осени 1938 – в основном). Весной 1939 года - встречался с Юнис Мюррей (погибла в 1942), легендарным ловцом той же команды. Особо наблюдательные болельщики могли отметить, что загонщик и ловец, если выходили играть в одном составе, становились похожи на самоубийц — выполняли все самые опасные приемы.

Успешно отыграв сезон в основном составе, получил предложение попробоваться в сборную. Определенный ответ дать не успел, обещал подумать и с этим уехал в Германию к родственникам.
Зря. Потому что началась война и я таким образом оказался в ее эпицентре. Деталей почти никто не знает, но осенью в газетах появились статьи, где я был назван без вести пропавшим. Многие думали, что на этом все.

Осенью 1941 заговорили, что меня якобы видели среди магов британской армии, видимо, таки нашелся. В принципе, ничего особенного, кому как не профессиональным игрокам в квиддич идти в авиацию?
Дальше вестей мало, ничего не понятно... фронт такой фронт. Вскользь упоминали об участии в какой-то жаркой, но небольшой заварушке при отступлении наших войск к Ла-Маншу.

А еще четыре месяца назад я женился на Августе МакМиллан.
А потом еще получил повышение до майора.
Но об этом вы, если не военный, тоже вряд ли в курсе. Об этом, кажется, даже мои родители не в курсе О_о

Кстати, о родителях.
Семья:
Отец: Харфанг Лонгботтом (род. 1892) – возглавляет Международное бюро магического законодательства в Отделе международного магического сотрудничества. Чистокровный. Выпускник Рейвенкло.
Мать: Каллидора Блэк (род. 1897) – украшает дом, организовывает домашние спектакли для детей-аристократов и дает балы. Во время войны в качестве «благотворительности» вместе с дочерью помогала в госпиталях.
Старший брат: Райберт Лонгботтом (род. 1916) – выпускник Слизерина, очень хороший заклинатель, что и привело его после окончания Хогвартса в Аврорат. Боевой маг, прошел всю войну на стороне Дамблдора, закончил ее в звании полковника, потеряв глаз. Помолвлен. Гордость семьи.
Младшая сестра: Элспет Лонгботтом (род. в 1924 году) — любимица семьи, пару лет назад закончила Слизерин, но при этом осталась удивительно отзывчивой и заботливой. Во время войны вызвалась по мере возможностей помогать раненым, неплохо разбирается в целительстве.

Cемья состоит в довольно близком родстве с Блэками , Краучами, Бурке, Яксли, Гампами, Гринграсс, Бэгманами и, наверняка, много с кем еще, но браки дедушек и бабушек в деталях я уже не прописывал. Нужны? Вэлкам :)

Ближайшие родственники по отцовской линии:
Эгмонд Фергус Лонгботтом (род. 1869) – дедушка, чистокровный. Член международного Совета по выработке торговых стандартов. Опытный делец, про которого говорят, что «он умеет делать галеоны из золота» и что это «тот бриллиант, которым увенчалась плеяда стариков Лонгботтомов» (в интересах которых было создание торговой сети поставок, выращиваемых в их владениях растений, чего Эгмонд и добился).
Женился рано и по любви. Про его брак говорят, что это была еще одна успешная сделка, т.к. Кауллен Гамп была особой своенравной и относилась к кандидатам в мужья очень предвзято. Эгмонду пришлось проявить недюжую смекалку, чтобы пойти с ней к венцу.
Один из тех немногих «старших сыновей» в роду Лонгботтомов, который не умер и вроде бы даже не ощутил иных действий легендарного «проклятья».
Кауллен Гамп (род. 1870) – бабушка, чистокровная. Кузина известного трансфигуратора и сама не менее талантливая трансфигураторша.
Их дети:
Бекка-Робин Лонгботтом, после замужества – Бурке (род.1889 г. - † 1917) – умерла, обстоятельства не афишируются.
Энтраг Лонгботтом (1891 – † 1915) – старший брат отца, драконолог. Погиб в Ирландии, спасая кладку драконьих яиц, оставленных матерью-драконихой. Был женат, но детей оставить не успел.
Руфь-Селен Лонгботтом, после замужества – фон Рихтгофен (1885 – наши дни) – младшая сестра отца, вышла замуж за чистокровного волшебника Вольфганга фон Рихтгофена (1882 – наши дни), возглавляющего немецкий филиал банка Гринготтс.
Их дети:
Леони-София фон Рихтгофен, после замужества – Крам (1906 – наши дни) – чистокровная волшебница, в настоящий момент пишет исследование о вампирах – тема ей давно интересная. Вышла замуж за болгарского специалиста в той же области, перебралась сперва в Болгарию, а затем – в Румынию. В 1928 у нее родилась дочь, Славка (1928 – наши дни), а в 1934 сын, Владиш (1934 – наши дни). В школу дети так и не пошли – в связи с началом войны, родители в очередной раз мигрировали, а Леони-София сама занялась их обучением.
Вальтер фон Рихтгофена (1910 – † 1941) – еще один немецкий ученый. Занимался изысканиями в области волшебных палочек, намереваясь рассекретить их изготовителей. Считается, что погиб в результате несчастного случая, однако примечательно, что на обгоревшем листе пергамента, вытащенным из камина значилось: «Бузинная палочка».
Матиас фон Рихтгофен (1916 – наши дни) – чистокровный волшебник, до начала войны занимавшийся изготовлением артефактов. С приходом Гриндевальда был призван в ополчение наступающей армии, однако, видя, какое действие имеют результаты его трудов, дезертировал. Пытаясь прорваться к французскому сопротивлению, несколько раз чуть не погиб, был ранен в ногу. Временно осел в Португалии, скрываясь в маггловской лечебнице для душевнобольных. О себе сообщил семье ничтожно мало, лишь то, что жив, и намерен скрываться. Более точных сведений не сообщил, дабы не подвергать родных опасности. Известно, что во время войны однажды встречался с Райбертом.
Ян-Финист фон Рихтгофен (1918 – †1945, совсем недавно, Лонгботтомы еще не знают) – одногодка Ореста и его близкий друг, кузены в детстве очень много времени проводили вместе и благодаря отсутствию разницы в возрасте были близкими друзьями.

Несса Лонгботтом, после замужества - Гринграсс (род. в 1919 - †1944) – очень поздний ребенок, самая молодая тетя Ореста, буквально накануне войны вышедшая замуж. Т.к. ее супруг большую часть времени находился в действующей армии на континенте и только в 1943 получил кратковременное увольнение домой, то их первенец родился в 1944, во время бомбардировки. Мать мальчика, получившего имя Алги (род. в 1944 – наши дни), спасти не удалось. Поскольку отец ребенка на фронте, уходом за малышом занимаются бабушки и дедушки с обоих сторон.

Также у Эгмонда был брат Оскар, помогавший старшему добиться руки Кауллен, и младшая сестра Хедвига (в замужестве – Бэгман). В свое время они также вступили в брак и завели детей, а те дети – свои детей, но рассказывать об этом долго, да и не нужно.

Родственники по материнской линии:
Арктурус Блэк – дедушка, глава Отдела Финансов в Министерстве Магии. Разумеется, чистокровный, разумеется, Слизерин. Как, в общем-то, уже упоминалось не последняя фигура на политической арене Британии. Остроумный, целеустремленный и хитрый. Выступая в симбиозе с Эгмондом Фергусом Лонгботтомом мечтает достичь еще больших высот. Любит и умеет тратить деньги, что не всегда находит поддержку у его компаньона.
Лисандре Яксли – бабушка, разумеется, чистокровная, разумеется, Слизерин. Отличается вздорным характером и особенно сильной привязанностью к своим сестрам, которых в доме у Блэков всегда много – слишком много.
За остальными Блэками к Блэкам, пожалуйста :)

Ну а теперь то, чего вы, глядя на Невилла, подумать не могли :)
Прежде всего не стоит обманываться, вы имеете дело со старинной шотландской фамилией.

Легенда о происхождении семьи Лонгботтом.
Когда пришло время Кринану Данкельдскому искать невесту, услышал он, что Малькольм II, король Шотландии, ищет жениха своей младшей дочери. Решил к ней посвататься мормэр, но для этого нужно было принять участие в Королевской охоте. Снарядился в путешествие Кринан, отобрал себе в спутники трех братьев – Барда, Брюса и Брета – известных в Атолле своей меткостью и ловкостью и повелел им подсобить ему да принести к королю лучшее, что есть в королевских охотничьих угодьях, показать всю ловкость свою, хитрость и силу.
Неделю длилась охота, и по окончанию ее поднесли женихи королю кто медведя, кто коня белоснежного, кто птицу певчую. Братья же привели Кринану девушку красоты не описуемой. Волосы золотыми струями бегут по бедру, кожа светлее молочной Луны, а глаза горят – как звезды, а губы – как сочные ягоды. Не полюбись Кринану кроткая Беток, полюбил он красавицу всем сердцем, но так как было оно несвободно, то подвел он ее пред очи Малькольма, ибо был он к тому времени уже вдовец. Но только взглянул на девицу король, как обратилась она черной птицей, бросилась на него когтями, а глаза все клювом хотела выклевать.
Бросились ловить хищницу, да вылетела она через окно и след ее исчез.
Оскорбился Малькольм, бросил Кринана в темницу за нанесенное ему оскорбление, а братьям повелел найти птицу и до исхода третьего месяца принести ему ее голову.
Долго скитались братья по стране: исходили равнины и леса, поднялись в горы – нигде не было ни птицы, ни красавицы. Наконец, дошли они до самой северной точки острова и уснули, а по утру проснулись, смотрят – стоит перед ними человечек, роста небольшого, весь в зеленом, и говорит:
- Знаю я вашу беду. Помогу. Загадаю я вам по загадке. Отгадаете, скажу, где искать вейлу, ну а нет – отдам вас ей, чтобы не тревожила она мои поля более. Согласны?
Братья согласились.
Пришел к карлику в первую ночь старший брат, но не отгадал Бард загадку и унесли его хищные птицы.
Пошел к карлику во вторую ночь средний брат, но и Брюс не отгадал загадки и его унесли птицы.
Только младшему, Брету, удалось угадать, что река прозрачная, пробегая полный круг, становится рекой молочной, потому что вода крутит жернова и мука мелется. Потребовал Брет обещанную награду, а карлик и говорит:
- Награда твоя в твоей загадке. Пойди на высокую гору да укроти горную реку. Как воду в муку перемелишь, а из муки сделаешь золото, получишь ты свою птицу.
Пошел Брет один-одинешенек, кручинясь, на самую высокую гору и укротил быстротечную реку, построив на ней мельницу. На оставшиеся деньги купил он зерна и превратил его в белую реку, отвез на ярмарку, продал – сделав белую реку золотой. Едет обратно на свою мельницу Брет, что делать дальше – знать не знает, а срок, отведенный королем на исходе. Горько в одном походе и братьев потерять, и Кринана не спасти!
Но выходит тут из леса его красавица, протягивает ему руку свою белую и велит вести ее к королю – проиграла она свой спор, давным-давно заключенный с леприконом и не может больше превращаться она в птицу.
Звонкой третью лился голос красавицы в сердце Брета, наполняя его тоской и состраданием. Не любил он, в отличие от павших братьев, а потому отдать жестокому королю девушку было выше сил горца. А Малькольма II в ту пору осаждали жадные англичане. И решил тогда шотландец отвести королю не девушку, но добытое им золото, на которое Малькольм созвал бы армию и выиграл бы войну.
Так Брет и сделал, а золото до того пришлось королю кстати, что тот и Кринана отпустил, и выдал за него Беток, и родился от этого брака Дункан Данкельд, будущий король Шотландии и великий волшебник. А Брет вернулся на свою мельницу, женился на вейле и было у них три дочери и три сына, не знавших равных ни по уму, ни красоте. И младшая дочь была краше всех, а потому женился на ней Дункан Данкельд, а когда вернулись в Шотландию англичане, все сыны Брета воевали за Родину и лишь младший вернулся молоть воду в золото. Ему и досталась мельница.


Собственно, мельницы уже давно нет, на ее месте фамильный грот, где покоятся многие поколения Лонгботтомов.
А неудачная ранняя смерть, преследующая старших сыновей в семье Лонгботтомов, и прочие беды – сохранились до сих пор. Говорят, с этим тоже связана какая-то легенда, но ее уже никто не помнит. Ну и более-менее счастливые исключения встречаются. Например, Эгмонд.

Фамилия значит long-bottom – «длинная глубоководная река» (да-да, та самая, на которой мельница).
На гербе – мельница и над ней три серебряных Луны – стареющая, полная и растущая. В парадных вариантах мельница еще водружается на холм с текущей вниз рекой. Герб довольно простой, т.к. сюжетный и понятный.
Девиз: De profundis («Из глубин»). Тоже все довольно прозрачно.

Клан, к которому изначально относился Брет и его старшие братья установить можно, но сложно. Известно, что помянутый в легенде Кринан был основателем Даркельдской династии Дома Атолл, представители которой были графами Хантингдона, Атолла, Оркнейских островов и др.
Примечательно, что несколькими веками ранее Оркнейские острова находились в подданстве короля Лота Лотианского, одного из героев эпохи короля Артура. У Лота было четыре сына: Гевейн, Агравейн, Гахерис и Гаретт Оркнейские, рыцари Круглого стола и племянники Артура. И т.к. принято полагать, что Блэки ведут свой род от Агравейна, то возможно где-то на этой стадии уже фигурирует родство с ними Лонгботтомов, однако достоверно это неизвестно – тогда Лонгботтомы еще не вели геральдических книг.
Но к какому бы клану ни принадлежал Брет с братьями, со временем взятое им прозвище Длинная-Глубоководная-Река, которую он укротил в легенде, заменила семье фамилию и, по сути, заложило основу для нового, исключительно магического клана.

До того, как Шотландия попала под протекторат Кромвеля, Лонгботтомы принимали посильное участие в магической политике и очень любили вспоминать о своем родстве с королем Шотландии, хотя тот король, родственниками которому приходились Лонгботтомы, жил в середине XI века и с тех пор сменилась не одна династия. Иногда особо гордые представители семьи заявляли о своем якобы «королевском происхождении», но из легенды мы видим, что королем Шотландии был сын дочери Брета, а Лонгботтомы ведут род от его младшего сына.

Военные столкновения между Шотландией и Англией, как известно, были явлением не редким, поэтому Лонгботтомы принимали активное участие и в ведущихся войнах, особенно – оборонительных.
Подавляющее большинство представителей семьи занималось обустройством личных угодий, сельским хозяйством и травничеством. Целостность и благополучие майората были для них превыше всего, это и было той причиной, подстегивающей политические интересы семьи.

Революцию и низвержение короля в середине XVII века, сопряженные с лишением Шотландии независимости, Лонгботтомы восприняли, как личную трагедию. Особенно оскорблены они были невозможностью продолжать хвастать своим «королевским происхождением». Семья разорвала последние связи с магглами и замкнулись на интересах своих земель, уже не вмешиваясь в политику – ни маггловскую, ни магическую.

Возвращение Лонгботтомов на политическую арену состоялось лишь в конце XIX века, когда дед Ореста для сохранения фамильных владений должен был способствовать браку своего сына с дочерью влиятельного соседа-политика, чью компанию впоследствии пришлось поддержать деньгами. В качестве ответной услуги тот помог отцу Ореста связями и вот семья уже обладает определенным влиянием в обществе.

Как уже было сказано, из Лонгботтомов вышло немало хороших травников и сильных, боевых магов. Не иначе как благодаря вдохновлявшей молодых волшебников легенде, многие в этой семье достигали высот в трансфигурации и артефактологии, занимались выведением новых намагических видов животных и растений.
Гордость, присущая дореволюционным Лонгботтомам, что называется, «ушла в землю». Теперь это семейство довольно скромное, рассудительное и здравомыслящее. Их нельзя назвать расточительными, они осторожны в обращении с деньгами, манерны, строги, но справедливы. Иногда – даже слишком справедливы.

@темы: персоналии