21:41 

Политика и воззрения Геллерта Гриндевальда.

Вальс ночного города
Есть точка невозврата из мечты.
Короткая историческая справка о событиях, предшествующих событиям игры. Политика Геллерта Гриндевальда, причины Второй мировой и Первой магической войн, состав магических войск с обеих сторон, а также наиболее популярные в мировом сообществе воззрения на постепенную магглолизацию общества.

Впервые о Геллерте Гриндевальде заговорили в 1914 году, накануне Первой мировой войны. На тот момент это был достаточно молодой и харизматичный волшебник, собиравший вокруг себя таких же молодых и амбициозных с целью "сделать мир лучше". В высших политических кругах поговаривали, что убийство магглорожденного волшебника Франца Фердинанда, совершенное магглом-сербом, было свершено им под заклинанием Империус, которое наложил один из ближайших сподвижников Геллерта. Впрочем, так или иначе, но война, получившая в маггловском мире название Первой мировой, была развязана. Нельзя сказать, что она вообще не коснулась магического мира, но Министерства Магии практически всех европейских стран подписали договор, что в маггловские войны волшебники не вмешиваются. Договор этот получил название Нурменгардского, по названию древнего места силы, где происходили переговоры.
После окончания Первой мировой войны волшебное сообщество разделилось на две большие группы: первые, видя уровень технического оснащения магглов, видя судьбу Ипра и осознавая темпы развития их вооружения, призывали к тому, что маггловский мир нуждается в жестком тоталитарном контроле со стороны волшебников. Вплоть до контроля рождаемости и искусственного торможения их развития. Другие же, напротив, жаждали как можно более тесного взаимодействия, обмена техническим опытом и, впоследствии, отмены Статута. Среди последних стало немодно кичиться своей чистокровностью, публичные высказывания о превосходстве волшебников над магглами в ряде стран считались неприличными. Многие молодые аристократы Европы и Англии эпатировали общественность тем, что появлялись на званых вечерах и в магических кварталах в маггловской одежде, старались вести себя как магглы и даже (хотя это случалось гораздо реже) называли детей маггловскими именами. Фактически, это был прямой вызов патриархальному и косному миру волшебников. И если, к примеру, Франция отнеслась к этому еще более-менее лояльно (молодежь, что с нее взять? Перебесятся…), то Великобритания была возмущена подобным насаждением маггловской культуры (хотя, о какой культуре может идти речь?) и ревностно охраняла свои традиции и устои.
Исконное разделение магического общества на чистокровных и нечисткровных постепенно стало размываться. И если раньше магглорожденные и полукровки старались по больше части держаться в тени чистокровных и зачастую были вынуждены искать у них покровительства, то сейчас, под влиянием промаггловской политической партии у них появилось больше возможностей и даже преимуществ перед чистокровными. Например, по негласному распоряжению Министерств Магии полукровке или магглорожденному не могли отказать в работе, если он подходил на определенную должность по остальным параметрам. Тогда как чистокровные считались сами в состоянии обеспечить себе заработок, несмотря на то, что далеко не все из них были потомственными аристократами.
Ближе к середине 30-ых гг. основные политические течения в Европе и Великобритании окончательно разделились на три ветви: первые, консерваторы, ратовали за сохранение устоев и традиций прежнего, довоенного, магического мира. Они не пускали в свой круг магглорожденных и, за редким исключением, полукровок, они охраняли свои знания и потомственные артефакты от тех, кто, по их мнению, был неспособен грамотно воспользоваться ими, не причинив вреда ни себе, ни окружающим, ни самой магии. Да, они воспринимали магию как живое существо, обладающее собственной волей. Вторая часть магического сообщества – конформисты – приняли позицию невмешательства. Это не значит, что у них не было тех или иных воззрений на текущее положение дел, но они его открыто не высказывали. И последняя, третья, партия – магглофильская. Эти волшебники (среди которых можно было встретить абсолютно всех представителей волшебного мира) призывали не просто вступать в торговые и социальные отношения с магглами, но и признать их равными магам по всем критериям. Наиболее радикальные из них ратовали за скорейшую отмену Статута и совместное разделение вместе с магглами территорий и технологий.
Надо ли говорить, что многие (а в 20-30ых годах XX века чистокровные составляли если не большинство, то как минимум половину волшебного сообщества) были категорически против подобного положения дел. Однако с той стремительностью, с которой проникали в общество промаггловские идеи и веяния, уже было очень сложно бороться. Для этого требовалось нечто достаточно радикальное и не менее жестокое.
И вот, в середине 30-ых годов на политической арене Магической Европы снова появляется фигура Геллерта Гриндевальда. Выходец из мелкой аристократии, этот волшебник обладал великолепными организаторскими способностями и умением вести за собой людей. Уже зарекомендовавший себя ранее как чуткий и аккуратный политик, он быстро смог привлечь на свою сторону цвет немецкой аристократии. Его организация, носившая название "Общее благо", развернула широкую деятельность по привлечению в свои ряды молодых и перспективных волшебников, стремившихся улучшить жизнь магов. Действуя осторожно и грамотно, он сначала выяснял политическую и, что более важно, эмоциональную позицию собеседника по отношению к сложившейся ситуации, а затем предлагал именно то, чего человек жаждал больше всего. Тот, кто хотел ограничить популяцию йети, получал должность в Департаменте регулирования популяций магических существ, тот, кому ближе была работа детектива, кто хотел «вывести на чистую воду» того или иного своего врага, имел возможность сделать это своими силами. Таким образом, вокруг Гриндевальда уже к 1937 году сплотилась группа безгранично преданных ему сторонников, которые не только были обязаны ему буквально всем, но и искренне верили в него как в лидера.
Сначала идеи Гриндевальда носили достаточно гуманистический характер. Он предлагал в течение ближайших десяти лет полностью разделить магический и маггловскй миры, чтобы над волшебниками перестала висеть угроза раскрытия, а магглы были аккуратно вытеснены со всех волшебных территорий. Магические животные (к которым он причислял всех существ, имеющих магическую природу, но не являющихся магами) подлежали строгому контролю, и должны были целиком и полностью служить на благо волшебников. Однако, чем дальше, тем сильнее проявлялся тоталитарный характер его идей. Уже в конце 1938 - начале 1939 года основные тезисы, которые выдвигались им при призывах вступить в «Общее благо», звучали примерно так:
- магглы – низшие существа, единственное оправдание существования которых – служить волшебникам
- все популяции магических животных должны строго контролироваться властями и приносить пользу волшебникам
- то, что не способно принести пользу волшебнику, должно быть уничтожено
- статуса «магической расы» лишаются те, кто не достоин носить его. А именно: вэйлы, вампиры, ши, кентавры, домовые эльфы, великаны, гоблины
- результат связи волшебника с неволшебником (в т.ч. магглом) считается извращением и приравнивается к магическому животному, т.е. существу, начисто лишенному каких бы то ни было прав и свобод
- магглорожденные изначально стоят на ступень ниже волшебника в развитии, но имеют шанс доказать свою полезность обществу
- полукровка – худшее из возможных извращений природы, потому что являет собой результат противоестественной связи волшебника и низшего существа
А самое главное, то, о чем в начале своей политической карьеры, Гриндевальд предпочел умолчать - это разделение чистокровных волшебников на две категории: просто волшебники и... арии. По внешним признакам, по врожденным умениям разделял он чистокровных и одним определял главенствующую позицию в новом мире, а другим - подчиненную. Это вызвало резкое неприятие его идей со стороны тех, чьи родовые книги насчитывали многие столетия истории, но кто не подходил под определение "ария" по внешним параметрам. Другие же, напротив, яростно вцепились в эту идею.
В конечном результате Гриндевальд утверждал, что сможет построить идеальный мир, в котором сама надобность в Статуте отпадет. Магглы будут полностью подчинены волшебникам, количество полукровок будет сведено к минимуму, из магических животных будет извлечена вся польза, которая только возможно, и в мире будет царить жесткая и справедливая иерархия, на вершине которой будут стоять чистокровные волшебники арийской расы, накапливающие свои опыт и знания веками.
Первым и необходимым шагом к осуществлению своей мечты Гриндевальд считал сокращение популяции магглов. И именно с этой целью им была развязана очередная война, получившая название Второй мировой.
Не будучи ни министром магии Германии, ни каким-либо еще сотрудником этого ведомства, он не был связан клятвами поддерживать Нурменгардский договор. Поэтому в 1939 году, использовав находящегося под перманентным заклинанием Империо Адольфа Гитлера, Геллерт Гриндевальд объявил войну всем, кто рискнул пойти против него и его режима.
Будучи выходцем из темномагической семьи. Гриндевальд в своих действиях опирался исключительно на энергию Изнанки. Среди его ближайших сподвижников были известные мастера некромантии, некроритуалистики, кровной и ментальной магии, а также монстер-хантеры. Известно, что в тайных убежищах и лабораториях сторонниками Гриндевальда проводятся страшные и опасные эксперименты над самыми различными существами. Среди "подопытных" есть и магические существа, и магглы и даже чистокровные волшебники, рискнувшие пойти против него. Подробности этих экспериментов мало кому известны, но слухи по Европе ходят самые отвратительные.

И напоследок, несколько слов об основных силах в текущей войне.
На данный момент маггловская и магическая война ведутся, практически, параллельно. Отряды волшебников действуют совместно с магглами, не нарушая, однако, положения Статута о секретности.
Магические вооруженные силы с обеих сторон бывают следующих видов:
- «авиация» - мастера-виртуозы полетов на метлах. Их используют, в основном, для разведки и в качестве «бомбардировщиков». Среди этого рода войск наиболее высокий уровень смертности магов.
- артефактологи. Они как изготавливают защитные и атакующие артефакты, так и нейтрализуют вражеские. Опытный сильный артефактолог в армии – на вес золота.
- ритуалисты. Как самостоятельная единица в ходе военных действий они используются редко, поэтому их задачей, в основном, является участие в создании артефактов, а также создание защиты для тех или иных объектов. Именно ритуалистами поддерживаются антиаппарационные ловушки и защитные системы.
- боевые маги. Наиболее многочисленная часть магических войск. Их задачей является открытый бой с противником, а наиболее высоко ценящиеся качества – скорость реакции и уровень магического потенциала.
- колдомедики, чьей задачей является обеспечение армии необходимыми зельями и травами, снятие последствий проклятий и действия темномагических артефактов и ритуалов.

@темы: концепт

Комментарии
2013-03-07 в 21:58 

ninquenaro
Вера моя крепче каменных стен: я вернусь к тебе в пору цветения. ©
Понял, что любые вопросы к Джейн относительно позиции Гриндевальда отпадут на стадии вопроса о происхождении и семейном статусе...

2013-03-07 в 22:12 

Вальс ночного города
Есть точка невозврата из мечты.
Нинквенаро,
В смысле?

2013-03-07 в 22:29 

ninquenaro
Вера моя крепче каменных стен: я вернусь к тебе в пору цветения. ©
Вальс ночного города, в смысле полукровка. :) Ну как еще можно относиться к позиции волшебника, считающего тебя извращением?

2013-03-07 в 23:38 

Вальс ночного города
Есть точка невозврата из мечты.
Нинквенаро,
А, ну да. =)

     

РИ "Хранимая земля"

главная